История мишки в России

На этой странице сайта можно узнать информацию о начале игрушечного дела в России, о первых российских мишках с подвижными головой и лапами. Можно скачать книгу Анастасии Николаевны Изергиной, изданную в 1947 году, с выкройками старинных игрушек, а также прочитать отрывок из ее книги с воспоминаниями об игрушках детей Царской Семьи в Ливадии. В статье рассказано о создании Николаем Дмитриевичем Бартрамом первого в России Музея игрушки в Москве. В конце страницы можно посмотреть короткий фильм о музее, снятый в 1927 году, экскурсию по музею ведет лично Н.Д. Бартрам.

Основные даты

 

Начало 1900-х - 1910-е годы: мишек в Россию завозят из Европы представители богатых семей.

 

1920-е годы: начало развития артельного производства мягкой игрушки в России, в том числе медведей с подвижными головой и лапами.

 

1930-е годы: производство мягкой игрушки переводят на фабричный уровень.

 

1940-е годы: спад производства игрушек в связи с Великой Отечественной войной и возрождением народного хозяйства.

 

1950-е годы: возрождение игрушечного дела, начало массового производства.

 

1960-1980-е годы: плановое массовое производство игрушек с постепенным застоем в поиске новых образов.

 

1990-е годы: разрушение индустрии игрушечного дела, переход на массовые закупки игрушек из Азии.

Первых игровых медведей с подвижными головой и лапами в России начали шить в начале 1920-х годов (первый такой мишка появился в Германии в 1902 году). У истоков их появления в России стояла Анастасия Николаевна Изергина, дочь Николая Дмитриевича Бартрама - историка, искусствоведа, мецената, основателя первого Музея игрушки в Москве (музей открылся в октябре 1918 года).

 

Из книги А.Н. Изергиной: "Производства так называемой мягкой игрушки в России не было. В Хотькове, в женском монастыре, делали байковых, набитых соломой медведей. По преданию, для обучения монахинь этому производству Петр I привез из Голландии двух голландок. До революции в магазинах торговали мягкой игрушкой, главным образом, германского производства".

Также Анастасия Николаевна вспоминала о Музее игрушки следующее, воспоминания относятся к первой половине 1920-х годов: "Весь подвальный этаж Музея был отведен под мастерские. Началась большая организационная работа. Никогда еще не велось преподавание по изготовлению игрушек, а первым быть всегда трудно. Надо было подобрать кадры преподавателей, составить программу обучения, оборудовать мастерские инструментами и сырьем.

 

Со всей своей энергией отец отдался этой работе. В программу занятий он ввел семь предметов: историю игрушки, скульптуру, формовку игрушки из папье-маше, роспись, резную игрушку, игрушки из ткани: зверей и кукол. Труднее было с обучением производству игрушек из ткани. Методы конструирования выкроек и создания объемной формы игрушки не были разработаны. Занятия по игрушке из ткани велись по выкройкам, снятым с зарубежных игрушек. Умение создавать образцы из ткани и конструировать для них выкройки пришло позднее".

Мягкие игрушки, в том числе мишки, в 1920-х годах изготавливались в небольших артелях, и только с начала 1930-х годов производство стало массовым, фабричным. Качество артельных мишек было невысоким, часто их шили из отходов других производств, использовали простые материалы - фланель, байку. Набивали мишек ватой, которая быстро комковалась, и медведь терял форму, либо опилками, которые со временем высыпались через прорехи в материале. Крепления лап мишек часто были веревочными, а голова пришивалась к туловищу. В целом, сшитые по такой технологии медведи сильно уступали по качеству зарубежным аналогам.

 

Из воспоминаний Анастасии Николаевны: "К концу 1920-х годов положение с игрушкой продолжало быть очень тяжелым. К этому времени в Москве существовало несколько игрушечных производств, все они находились в различных системах, не имеющих единого планирования и руководства; техническое оборудование было очень примитивно; плановое снабжение сырьем отсутствовало; в штатных расписаниях производств должности художника не было, ассортимент игрушки был очень ограничен и качество ее низкое".

 

А.Н. Изергина всю свою жизнь посвятила изучению технологии изготовления игрушек из ткани, писала книги и преподавала. С самого начала работы Музея игрушки в Москве, с 1918 года, Анастасия Николаевна помогала отцу, затем училась на курсах при музее, а после переезда музея в Сергиев Посад, в 1931 году, начала вести обучение для молодых мастеров там. На фото обложка одной из ее книг, написанной в соавторстве с сестрой, и мишка, сшитый по ее выкройке.

Сегодня вы имеете возможность скачать здесь, на сайте, книгу А.Н. Изергиной "Игрушки из ткани" 1947 года издания. Мне посчастливилось найти эту книгу в открытом доступе в Оренбургской областной научной библиотеке имени Н.К. Крупской (проект "Электронная книга"). Книга была отсканирована и предложена к изучению всем, кто интересуется историей пошива игрушек.

 

В книге рассмотрены способы изготовления выкроек. Приведены выкройки разных игрушек от простейших до сложных, по каждой выкройке даны краткие комментарии по работе. Есть рекомендации по оформлению мордочек с помощью утяжек. В конце книги помещены выкройки зверей в костюмах и выкройки кукол. В книге 41 страница, на странице 17 есть выкройка мишки того времени.

В истории русского игрового мишки заметную роль сыграла также Софья Константиновна Россинская.

 

Софья Константиновна окончила в 1929 году курсы по изготовлению мягкой игрушки в мастерской при Музее игрушки Н.Д. Бартрама, затем работала в артели "Художественная игрушка". В ее понимании настоящая игрушка, создаваемая для ребенка, должна привлекать его внимание и побуждать к ролевым играм, должна быть довольно простой по внешнему виду и мягкой, приятной. Поэтому Софья Константиновна критиковала "глянцевых" медведей, сшитых из дорогого плюша необычных цветов, жестких на ощупь, статичных.

 

Вот отрывок из статьи внука С.К. Россинской: "В шкафу-витрине Комитета по игрушке величественно сидит лимонно-желтый "импортный" медведь. Он великолепен своей величиной, плюшевой шкурой, статуарностью. Все, видевшие этого медведя, восхищались прежде всего качеством и цветом плюша, а не игрушкой; материал довлеет в данном случае над спецификой свойств игрушки, отодвигая их далеко назад. Да этот импортный медведь и не игрушка в настоящем значении этого слова, это скорее большая приятная на вид и ощупь безделушка, вступающая в моду за границей в качестве украшения гостиной или будуара. Он слишком реалистичен, холоден, статичен, не эмоционален и пышно наряден для того, чтобы возбуждать к себе у ребенка что-либо другое, кроме восхищения и любования. Сюжетной игры с ним наши ребята не завели бы. Тов. Россинская не согласна ни с продукцией своей фабрики, ни с автором лимонного медведя".

Софья Константиновна Россинская разрабатывала свои образы и модели игрушек исходя именно из игрового принципа. До производства идея игрушки тщательно обдумывалась, вынашивалась автором, затем отшивался пробный образец, и происходила его шлифовка, доработка. В разработках Софьи Константиновны появились медведи с выкройками головы, состоящей из четырех частей, вместо двух боковин и клина, как это было в классической выкройке. Голова мишки приобрела форму шара, что придало медведю примитивность, красочность, комизм и веселость, сделав его очень игровым. Кроме новых моделей шарнирных мишек, Софьей Константиновной была разработана модель мишки-муфты, функционального и мягкого.

Значительная часть информации по истории русского мишки почерпнута мной из книги "Н.Д. Бартрам. Избранные статьи. Воспоминания о художнике". Книга вышла в 1979 году, издательство "Советский художник", Москва, 176 страниц, мягкий переплет.  

В книге: избранные статьи Н.Д. Бартрама "Кукольный театр", "Детский театр и театр для детей" и "Игрушка"; воспоминания А.Н. Изергиной "О моем отце, художнике Н.Д. Бартраме"; воспоминания художников И.К. Стулова, Д.В. Горлова, З.Г. Ивановой, В.Н. Красножен.

 

Наиболее насыщены историческими сведениями воспоминания дочери Н.Д. Бартрама, они написаны легким, емким языком и читаются на одном дыхании.

Отрывок из книги

 

Игрушки детей Царской Семьи в Ливадии

Вспоминает А.Н. Изергина

 

Неожиданно и мне пришлось принять участие в пополнении музейной экспозиции. Я вышла замуж и жила в семье мужа в Симеизе, на Южном берегу Крыма. Принесли почту, мне письмо от папы: "Посылаю тебе доверенность на получение в Ливадийском дворце оставшихся там царских игрушек". В те годы поездки в Ялту из-за отсутствия транспорта были довольно затруднительны. На следующий день мы с мужем двинулись в Ливадию. Часть пути сделали пешком, часть на попутной мажаре. Мы очень торопились, чтобы засветло выполнить папино поручение. На перевале еще "шалили зеленые", домой надо было вернуться до темноты.

 

В Ливадии нас привели в небольшую комнату, заставленную комодами и большими шкафами: "Вот, здесь всё, что осталось от Романовых, ищите, что вам нужно, откладывайте, потом составим акт". Остались мы с мужем вдвоем и в первый момент растерялись, открыли с трудом один ящик комода - тяжелый, он полон фарфора, другой - то же самое, третий - бювары, шкатулки, ящички, альбомчики с семейными фото, а из-под них прямо на нас смотрели два медных дула, совсем как у настоящих, на тяжелых лафетах, пушках. Дальше, на гардеробе, мы обнаружили большую шлюпку, в ней парусиновый, казенного образца баульчик с матросской одеждой на большую куклу. Стали искать куклу. Нашли куклу с французской головкой в локонах, но в матросских брюках клеш, тельняшке и бескозырке. В шлюпке, кроме баульчика, лежали сигнальные флажки, нашлись солдатики, лошадь на качалке, еще что-то. Написали акт, упаковали всё в ящик и отправили в Ялтинский порт.

 

Когда в 1922 году я приехала в Москву, в Музее я встретилась с этими игрушками как со старыми знакомыми. Таким путем шло собирание экспонатов в Музее, они дополняли папины коллекции игрушек, складывались в определенные группы, положившие начало будущим отделам Музея.

Несколько слов о Музее игрушки

 

В видео выше показан Музей игрушки в 1927 году, это несколько первых минут фильма "Приключения Болвашки", задуманного создателем музея. Целиком этот фильм найти не удалось, возможно он не был завершен. Интересно, что дети в фильме называют Николая Дмитриевича "дядя Музей". "Фигура отца в районе Музея стала необычайно популярна. Редкий ребенок, проходя мимо, не говорил ему: "Здравствуй, дядя Музей, дядя Музей, я к тебе приду". "Приходи, приходи, мы тебя ждем" - отвечал папа" (из воспоминаний А.Н. Изергиной).

 

Первый музей игрушек в России вырос из частной коллекции игрушек Н.Д. Бартрама и сначала был частным, работал на квартире. Основу экспозиции составляли игрушки, привезенные Николаем Дмитриевичем из этнографических экспедиций и путешествий.

 

В октябре 1918 года музей переехал в помещения особняка Хрущевых-Селезневых на Пречистенке. В экспозицию музея добавились игрушки, конфискованные советской властью из магазинов Москвы, туда же были привезены игрушки детей Царской Семьи из Ливадии.

 

На Пречистенке музей просуществовал до 1931 года. Н.Д. Бартрам организовал при музее техникум, в подвале были мастерские и курсы по созданию игрушки. В одном из залов музея работал детский кукольный театр, дававший по два представления в неделю. Музей стал настоящим культурным центром Москвы, был на втором месте по посещаемости после Третьяковской галереи.

 

В 1931 году, по решению администрации по культуре, музей перевели в Загорск (ныне Сергиев-Посад), там на базе музея был создан научно-исследовательский институт игрушки. Создатель музея не пережил его перевода в глубинку, он считал, что музей создан для детей и их развития, что он должен остаться в Москве. Н.Д. Бартрам скончался в июле 1931 года. Его дочь, А.Н. Изергина переехала в Загорск, преподавала на курсах при музее и писала книги по пошиву игрушек.

 

В 2017 году Музею игрушки в Сергиевом Посаде было присвоено имя Н.Д. Бартрама, музей работает и сейчас, его сайт можно найти в Интернете.